«Сахаров. Две жизни»: Как я разлюбил атомную бомбу

21 мая, в день 100-летия знаменитого на весь мир ученого и правозащитника Андрея Дмитриевича Сахарова в онлайн-кинотеатре KION состоится премьера документально-игрового фильма «Сахаров. Две жизни». Авторы оригинального проекта видеосервиса — Иван Проскуряков и Роман Супер, чьи предыдущие работы «С закрытыми окнами» о Кирилле Толмацком и «Это Эдик» об Эдуарде Успенском стали самыми необычными кино-биографиями в отечественной документалистике.
«Сахаров. Две жизни»: Как я разлюбил атомную бомбу
фото: PR-служба KION

«Сахаров. Две жизни» основан на реальных событиях и словах, как оповещает первый титр, повествование ведется от первого лица, а рассказчиком выступает сам Андрей Сахаров — советский физик-теоретик, правозащитник и лауреат Нобелевской премии мира. Его роль блестяще исполняет актер Алексей Усольцев, копирующий интонацию и тембр голоса своего героя, да и внешне похожий на него в молодости. Прямая речь Сахарова складывается из цитат видеоархива, воспоминаний ученого, изданных в его трехтомнике мемуаров, из рассекреченных архивных съемкок КГБ.

Но чтобы не превратить фильм в сплошной монолог, авторы придумывают герою невидимую собеседницу. Голосом Чулпан Хаматовой она обращается к академику как к очень близкому человеку, на «ты», задает ему неудобные вопросы, выпытывает сокровенное, вступает с ним в спор. Хотя незримый персонаж значится в титрах как Совесть, не хочется трактовать его как внутренний голос. Эта «Совесть» коллективная, и могла бы принадлежать и авторам, и любому из зрителей, желающих проникнуть в мысли ученого и понять, как же так вышло, что один и тот же человек одновременно является и изобретателем самого сокрушительного в мире оружия, и одним из главных в истории вестников мира.

«Сахаров. Две жизни»: Как я разлюбил атомную бомбу
фото: PR-служба KION

Залезть в голову Сахарову, понять, что он думает, разобраться, как сочетаются две его ипостаси – главная задача фильма, который длится два часа и поделен на две равные части: «Жизнь первая», в которой он ученый-ядерщик, и «Жизнь вторая», в которой он правозащитник. «Как бы ты начал кино про себя?», — спрашивает Голос. «Я бы начал с авоськи», — отвечает Сахаров. Он не просто осознает, что является персонажем кинофильма, он принимает активное участие в его конструировании, ломая четвертую и все другие стены и измерения. Впервые мы видим молодого ученого 7 августа 1945 года, стоящего с авоськой на одном из московских бульваров. Днем ранее на Хиросиму сбросили атомную бомбу, и теперь Сахаров замер около газетного стенда, уставившись в заметку. Голос задает вопросы. Сахаров говорит о родителях, первых физических опытах, работе на патронном заводе после окончания университета, первой жене Клаве — о ней, впрочем, неохотно. Бронебойные сердечники калибра 14,5 мм занимают его гораздо сильнее.

В ходе разговора герой визуально помещается в странную среду, это разные островки воспоминаний — его рабочий кабинет, кухня, огород, — но за ними на фоне чаще всего маячит неземной футуристический ландшафт будущего с фантастическими постройками и летающими автомобилями. Определенно, эти подвижные анимационные локации — принадлежность загробного мира, из которого Сахаров вышел пообщаться с потомками через особый портал, чтобы ответить на накопившиеся к нему вопросы. Потусторонность подтверждает и тот факт, что герой не стареет, хотя за время фильма проживает почти полвека. Зато меняется пространство, оно реагирует на тональность разговора, сгущается, вращается, чернеет в моменты эмоционального накала. Голос Чулпан корит Сахарова за сотрудничество с властями, государственные премии, равнодушие к жене и детям, скорбь по умершему Сталину. Ученый оправдывается, но тщетно. В самом конце первой части, когда водородные бомбы уже прошли испытания и открылись последствия радиации, он оказывается буквально в черной комнате на электрическом стуле. Создание ядерного оружия — главное преступление Первой жизни, за которые авторы и Голос приговаривают Сахарова к казни.

«Сахаров. Две жизни»: Как я разлюбил атомную бомбу
фото: PR-служба KION

Конечно, постановочные кадры — не единственное изобразительное средство, передающее историю Сахарова. Актер в картине необходим, чтобы обозначить его внутренний мир — мысли, думы, сомнения. А документальность гарантируют фотографии, отрывки интервью реального Андрея Дмитриевича, различные хроникальные съемки, которые обильно сопровождают игровые сюжеты. Здесь есть и пленки с испытательных полигонов с бодрым советским закадром, а во второй части, где Сахаров осознает опасность гонки вооружений и становится главным критиком советского строя, появятся видео и фотоматериалы из ссылки, новостные репортажи, речь Елены Боннэр, которая вместо мужа ездила получать Нобелевскую премию, и другие документы, вплоть до знаменитого выступления академика Сахарова на первом съезде народных депутатов в 1989 году.

Интонация второй части картины уже другая, мы видим здесь совершенно иного Сахарова – и это не просто правозащитник, которого гнобит собственная страна, не просто человек, который искупает свою вину перед миром. Очень важно, что здесь он человек, который, потеряв все, наконец-то обрел свободу и понял, что такое настоящая жизнь (и, к слову, настоящая любовь). Ужасно жаль, что после ссылки в Горьком он прожил всего три года. Но это были самые счастливые три года. «Все люди имеют право на жизнь, свободу и счастье», — так написал Андрей Дмитриевич Сахаров в своем проекте мировой Конституции, который никогда не будет реализован.

«Сахаров. Две жизни» смотрите с 21 мая в онлайн-кинотеатре KION.

Источник

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Редакция / автор статьи
Загрузка ...