«Поступь хаоса»: Мужское государство

В прокате многострадальный фильм «Поступь хаоса» — экранизация одноименного цикла Патрика Несса, которая добиралась до кинотеатров порядка десяти лет. Иван Иванов рассказывает, чем фильм отличается от книги и почему его не спасает даже внушающий актерский состав.
«Поступь хаоса»: Мужское государство

2257 год, планета Новый мир, где когда-то разбился корабль земных колонизаторов. Выжившие основали поселение Прентистаун, где повторяется сценарий покорения Америки: брутальная романтика фронтира, конфронтации с коренными жителями, выращивание свеклы и скотоводство. Высокие технологии уступили традиционному хозяйству, в ходу разве что электрогенераторы и солнечные батареи. Жизнь в Прентистауне настолько сурова, что выжили только мужчины — женщины погибли от рук аборигенов. Тодд (Том Холланд), судя по всему, последний мальчик в колонии. Он смутно помнит мать, мечтает завоевать уважение мэра Прентиса (Мадс Миккельсен), а фермерство нагоняет на него тоску. Скрывать это особо не получается: мысли слышны окружающим и следуют за носителем в форме пара — так называемого Шума. Девайс достался, правда, только мужчинам: мысли женщин услышать было нельзя.

Однажды Тодд встречает в лесу девушку по имени Виола (Дейзи Ридли), которая прилетела со второй волной колонистов, ищущих следы предшественников. Узнать об этом Тодд не успевает — желая выслужиться перед мэром, он сразу отводит Виолу к нему. Как и городской проповедник, Прентис отнюдь не рад гостям — и собирается разграбить прибывающий за девушкой корабль, ставя Тодда перед выбором между шпорами мужского одобрения и взыгравшими гормонами (как-никак, это первая девушка, которую он видит). Парень решается бежать вместе с Виолой и предупредить новых колонистов об опасности. Путешествие по Новому миру еще раз переворачивает картину юношеского мира: оказывается, на карте есть и другие поселения, где все еще живы женщины и дети. Только пришельцев из Прентистауна там отчего-то не жалуют.

«Поступь хаоса»: Мужское государство

Десять лет назад книжная трилогия «Поступь хаоса» Патрика Несса (автора удачно экранизированного «Голоса монстра») была хитом на рынке young adult литературы. Расплесканный по страницам поток сознания всех героев вполне тянул на новаторство в жанре — пусть и сбивал немного с толку. Продюсеры начали разработку киноадаптации, как только вышла последняя книга: успех «Голодных игр» требовал немедленного ответа. Неожиданной, но логичной казалась идея доверить сценарий Чарли Чарли Кауфману: концепция Шума и мыслей вслух — идеальное продолжение его психологических синекдох. Надолго, правда, главный голливудский мыслепрепаратор не задержался: написал первый драфт и покинул проект. Его черновик прошел через руки пяти других сценаристов и в итоге (может, и к счастью) фамилия Кауфмана исчезла из титров.

Подкаст о Чарли Кауфмане

В качестве режиссера планировали пригласить Роберта Земекиса, но пришлось довольствоваться Дагом Лайманом, только познавшим «Грань будущего». В главных ролях — восходящие звезды Дейзи Ридли и Том Холланд, начинавшие блистать в двух диснеевских киновселенных (Marvel и Star Wars соответственно). «Поступь хаоса» практически поспела к похоронам эры young adult, но из-за плохой реакции на тестовых показах и пересъемок премьера съехала с 2017-го на 2021-й. На производство ушло почти десять лет, за которые сам жанр благополучно покинул свет софитов.

«Поступь хаоса»: Мужское государство

И без помощи Кауфмана фильм далеко отходит от сюжета книги: если там Тодд покидал поселение, считая себя избранным и мечтая о свободе, то в экранизации — из симпатии к незнакомке. Вместе с Виолой они проводят большую часть фильма, но почти не сближаются. Родившаяся в космосе девушка напугана нравами мужского города, а потому почти не говорит, Тодд же шумно борется с невнятными чувствами к ней. Практически все мысли взрослеющего парня сводятся к рефлексам: «девушка — красивая, она мне нравится, будь мужчиной, не хочу расставаться». Такими примитивными конструкциями в первоисточнике пользовалась собака Тодда (здесь она благоразумно не разговаривает). Эпиграф фильма «Мысль — это нефильтрованный хаос» здесь возведен в комичный абсолют.

В версии Лаймана Шум играет роль скорее юмористического элемента и маркера незрелости Тодда. Учитывая, что добрую половину фильма он находятся в лесу наедине с молчаливой Виолой, прием быстро исчерпывает себя и обращается самоповтором. В более мрачном драфте Кауфмана Шум вел к неизбежной искренности, становившейся новой формой коммуникации и причиной общей травмы колонистов.

Почему «Последние джедаи» — лучшая часть новых «Звездных войн»

Травмой сценария оказывается то, что два легко сосуществующих на бумаге концепта — мысли вслух и мир без женщин — оказалось не так просто реализовать в кино. Самые интересные проявления силы мысли — например, создание образов на расстоянии (привет «Последним джедаям») или подчинение чужой воли — остаются уделом персонажей второго плана. Зрителю приходится довольствоваться гэгами неконтролируемой похоти взрослеющего героя.

«Поступь хаоса»: Мужское государство

Тодд — продукт воспитания мужского сообщества, требующего контролировать эмоции: не думать о маме, не оплакивать собаку, везде демонстрировать твердость. Культ силы насаждает, конечно, мэр Прентис, которому Несс прописал собственную философию, требующую контролировать чужой Шум. В фильме Прентис может похвастаться лишь меховой курткой и харизмой Миккельсена, одержимого статусом кво любой ценой. Его проблемы с самооценкой, повлекшие в том числе гибель женщин, упомянут лишь за пять минут до незавидного конца.

Заброшена и другая тема — конфликт со спэками, местной версией коренных американцев. Под влиянием брутальной логики мэра Тодд искренне считает, что именно они — захватчики-убийцы, пускай и жившие в Новом мире до прибытия землян. Этому тоже уделена лишь одна сцена. При этом экшн-режиссер Лайман, с его опытом борнианы и «Грани будущего», пытается ненавязчиво объединить старомодный космический вестерн с социальным комментарием. Поговорить о природе насилия, инцел-культуре и токсичной маскулинности, избегая, собственно, разговора.

«Поступь хаоса»: Мужское государство

В 2011 году, когда фильм только зарождался, идеи Несса смотрелись свежо: таких историй для подростков практически никто не писал. В 2021-м книга не лишилась актуальности — даже стала выглядеть еще более выигрышно в эпоху #MeToo и #BLM. Однако фильм предпочитает воспроизводить жанровые клише, намекая на маловероятное продолжение, а ключевые темы первоисточника проговаривать либо до неловкого прямолинейно, либо лишь намеками.

Так же складывается общение Виолы с Тоддом. Наравне со зрителем она лишь невольная слушательница, хотя и способная дать обратную связь, помочь свернуть с пути токсичной маскулинности. Этих разговоров по душам «Поступь хаоса» тоже «мужественно» избегает, обрывая шуткой редкую эмоциональную близость там, где воспитанный жанром зритель ждет слов утешения. Плакать нормально, а насилие не выход. Хочешь поговорить о насилии — говори.

«Поступь хаоса» в прокате с 25 марта.

Источник

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Редакция / автор статьи
Загрузка ...