«Акварель» Виктора Косаковского: Я вижу Бога

В прокат вышла новая работа Виктора Косаковского — документальный фильм «Акварель» (Aquarela), мировая премьера которой прошла год назад в рамках Венецианского МКФ. Посвященная автором Александру Сокурову, картина снималась в революционном формате — с частотой 96 кадров в секунду. Разумеется, демонстрация в задуманном виде в российских кинотеатрах невозможна из-за отсутствия надлежащей техники, впрочем, картина о трех агрегатных состояниях воды невероятно прекрасна и в меньшем разрешении — 48 кадров в секунду — именно так будет показывать «Акварель» компания «Иное кино».
«Акварель» Виктора Косаковского: Я вижу Бога

Первое чудо «Акварели» начинается сразу после начальных титров — камера плавно скользит над безграничной и неоднородной поверхностью, создавая иллюзию космической съемки незнакомой планеты. На самом деле она движется в 10 см над Землей, точнее водой, точнее над набухшим влагой сине-серым ледяным панцирем озера Байкал. Открываются волшебные пейзажи озера, и мы видим группу мужчин, исполняющих на весеннем льду замысловатый танец, похожий на ритуальный. Ловкими отточенными движениями, используя специальные приспособления, постукивая и подкручивая, они вытаскивают из-подо льда легковую машину. Явно делают это не в первый раз — зимняя рыбалка на Байкале заканчивается уходом транспорта под лед с незавидной периодичностью.

— Как же вы выбрались, мужики, — спрашивают МЧС-ники, выполняющие эту рутинную работу, у хозяев автомобиля со скучающими лицами. -Как-как, через жопу, — грустно отвечают те, показывая на уже вынутый из воды кузов.

Ирония и тревога нарастают одновременно, когда из-подо льда тянут вторую утопленницу, попутно и со смехом проваливаясь по пояс и по грудь в воду от неосторожных шагов. Разгулявшееся веселье из-за кадра подначивают переборы русской народной балалайки, а затем внезапно обрывает следующий кадр — очередной автотранспорт, движущийся по озеру, резко уходит на дно прямо на наших глазах, с водителем. МЧС, камера, — все бегут туда, где в хламину обдолбанный парень, лежа на животе, смотрит в темную воду и причитает: «Толян утонул. Толян утонул»… Титаник, ***дь.

«Акварель» Виктора Косаковского: Я вижу Бога

Удивительные сценки из русской жизни заканчиваются. Таков пролог «Акварели», напоминающий, что человек — мелкий и ничтожный, глупый до невозможности и смешной в своей глупости муравей. Трогательный, конечно, но смешной. Особенно когда утверждает превосходство, претендует на главенство в этом мире. Далее будет только Природа с редким вкраплением все таких же нищих духом, очень незначительных для этого мира существ. Сперва Косаковский покажет как живет и работает в Гренландии шельфовый ледник, потом — безбрежную плазму океана, потом ураган в Майами, потом пар и облака еще черт знает где. В финальных титрах — места съемки, которые режиссер (и оператор, все-таки нельзя забывать о первой профессии Косаковского) объездил в погоне за красотой: Шотландия, Германия, Дания, Гренландия, Венесуэла, США (Майями и Калифорния), Португалия, Россия, Мексика. Всюду он заворожено вглядывался в формы и фактуры, цвета и тени, объекты и части объектов, замирал от головокружительной плавности линий, ритма и ощущения всемогущества творца.

Как и «Да здравствуют антиподы!», снятый в разных точках мира, «Акварель» прежде всего кино религиозное. Пока другие художники (хорошие и нет) снимают эгоцентричные видео, демонстрируя силу человеческого воображения, транслируя на экран собственный мир, уникальный, очаровательный и не очень, на другом полюсе документального искусства широкий душой и телом Виктор Косаковский свидетельствует о Боге, создавая на экране его портрет. Тем, кто видит в «Акварели» лишь несодержательный, но приятный для глаза набор картинок, экранизацию поговорки о том, что можно бесконечно смотреть на текущую воду (две другие составляющие — огонь и человеческий труд тут тоже есть, хотя в гораздо меньшей степени), можно посоветовать применить для оценки другую оптику и уверовать, если не в Бога, то хотя бы в одержимость автора красотой. Тем более, что вода в искусстве — метафора души, символ движения творческого, а значит божественного. Не случайно же режиссер отвергает привычную скорость 24 кадра в секунду, увеличивая их до 96 на единицу времени. Такое изображение — увы, мы его не увидим — должно быть более дискретным, четким в мелких движениях, в случае воды — распадаться буквально на отдельные капли.

«Акварель» Виктора Косаковского: Я вижу Бога

Зато мы увидели, что айсберги ведут себя как огромные киты, плещущиеся в воде, и как волнуется море — определенно живая субстанция, «Солярис», а в небе медленно, как космический корабль, летит кусок льда (удивительный кадр, иллюзия, создаваемая низкой облачностью). Головокружение, гипноз усиливается искусной работой со звуком — вся музыка оригинальная и ее немного, большей частью мы слышим сложную симфонию звуков. Льдины, вода, волны фыркают, кряхтят, шуршат, скрежещут и поют песни. На фоне этой эмоциональной пучины столь незначительна жизнь редко появляющихся одушевленных существ — будь ты полупрозрачная рыбка, человек или дельфин. И все-таки они есть — эта планета не бесплодна. Вода — основа жизни.

Отдельной главой, умаляющей человеческий мир, полный нервных волокон, врывается в фильм ураган «Ирма» в Майами – здесь и люди, и ужасно грустные их свиньи с собаками стоят по грудь в воде — все они смиренны перед разгулявшейся стихией. А утешением всем коленопреклоненным — венчающая картину благодатная акварельная радуга. Спаси, мя, Боже, яко внидоша воды до души моея. Углебох в тимении глубины, и несть постояния. Приидох во глубины морския, и буря потопи мя.

«Акварель» в прокате с 3 октября.

Источник

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Редакция / автор статьи
Загрузка ...